Традиция сезонности в японском искусстве

«Чередование времен года -  один из принципов организации художественного произведения. Вся жизнь японцев сообразована с явлениями природы, как бы пульсирует в одном с ними ритме.»

Т.П. Григорьева

Написание сюжетов с цветами в Японии тесно связано с понятием сезонности. Каждый цветок соответствует тому или иному времени года, тем самым являясь его символом.  Давайте разберем подробнее эту культурную особенность.

Япония - это страна с ярко выраженной сезонной культурой. Японцы гордятся своими контрастными временами года связанными с особой климатической зоной, в которой располагаются японские острова.

Определяющим фактором для формирования образа жизни японского общество было то, что Япония изначально страна земледельцев. Ни смотря на то, что страна островная, в качестве источника пропитания даже дары моря играли второстепенную роль. Именно этот факт лежит в основе формирования японской культуры, так как для земледельца именно смена времен года является определяющим фактором в укладе жизни.

 Соответственно и древние религиозны верования формировались на основе идеи преклонения перед природой и ее сезонными изменениями. Поклонение природе рождалось  скорее не из страха перед ее стихийными силами, а в качестве благодарности за ее плоды, восхищение ее красотой. Почтительное отношение к силам природы, их обожествление и не противопоставление себя окружающей среде, а скорее желание жить с ней в одном ритме было основой для формирования синтоизма. Синто (яп. 神道 синто:, «путь богов») – верование в Японии основанное на обожествление сил природы, культ плодородия и культ поклонения предкам. Согласно этому верованию, в мире обитает множество божеств, духовных сущностей – ками. Ками могут быть как объекты живой, так и не живой природы внушающие трепет: дух земли, птицы, зверя, поля и любая другая природа, дух умершего предка или небесный гром. 

Именно благодаря  синто  японцы умеют  чутко реагировать на изменения в природе, и радоваться ее многоликой красоте. 

 

Праздники

Культ природы находит свое выражение в сезонных праздниках, основой для которых становятся земледельческие обряды. Фазы земледельческих работ ассоциировались с цветением тех или иных растений, что и послужило созданию цветочного календаря. Здесь нужно отметить созерцательную особенность праздников,  связанную  именно с любованием  природой.

В Японии существует такое эстетическое понятие, как  «суцугэцука» - дословно «снег-луна-цветы», отражает взгляды японцев на смену времен года и их уважение к каждому моменту жизни.

С ним связан целый ряд традиций: «ханами» - смотрение на цветы, «юкими» - смотрение на первый выпавший снег, «цукими» - смотрение на луну.

«Жажда общения с природой граничит у японца с самозабвенной страстью. Причем любовь эта вовсе не обязательно адресуется одним только захватывающим дух крупномасштабным красотам – предметом ее может быть и травинка, на которой обосновался кузнечик; и полураскрывшийся полевой цветок; и причудливо изогнутый корень – словом, все, что служит окном в бесконечное разнообразие и изменчивость мира» пишет в своей книге «Ветка сакуры» Всеволод Овчинников.

Через созерцание красоты японцы воспринимают и быстротечность, иллюзорность мира: снег тает, цветы опадаю, луна растворяется в утренней заре . С этим связано еще одно понятие японской эстетики «моно-но-аварэ»

 - грустное очарование вещей.

 

Не будет преувеличением сказать, что в Японии существует культ красоты, не религия или этика служит мерилом взаимоотношения между людьми, а эстетика, способность чувствовать прекрасное.

«Японцам присуще обостренное чувство гармонии. Художественный вкус пронизывает весь уклад их жизни. Эстетизм японцев основывается на убеждении, что красота присутствует в природе всюду и от человека требуется лишь зоркость, чтобы увидеть ее»

Еще одной особенностью, в отличие от других культур, желание японцев существовать в гармонии с природой, но не покорять ее. Эта особенность отражается и в искусстве. «Японский же художник не диктует свою волю материалу, а лишь выявляет заложенную в нем природой красоту. Хотя культура обычно рассматривается как антитезис природы, главная характерная черта японской культуры состоит в том, что это культура природоподражательная, то есть построенная по образцу природы, и тем самым резко контрастирующая с культурой других азиатских стран, особенно Китая.»
Выявить скрытую в природе красоту и порадоваться ей важнее, чем самому пытаться создать что-то прекрасное. Художник должен открыть людям глаза на красоту природы, помочь увидеть ее. 
«Не сотвори, а найди и открой» – принцип японского искусства.

Подмечая в природе признаки каждого времени года, японцы поэтизировали их. Так появлялись образы, характерные для того или иного сезона. Японская культура чутко реагирует на смену времен года, так же как и в поэзии, традиция сезонности становится важной темой и в живописи. 

Как пример к выше сказанным строкам стихотворение дзенского монаха Догэна (1200–1253):

Цветы — весной,

Кукушка — летом.

Осенью — луна.

Холодный чистый снег —

Зимой.

Эмоции художников входят в резонанс с природными ритмами, в результате чего и появляются темы  для поэтических и живописных произведений.

Сюжеты, как правило, носят спокойны и умиротворенный характер, делая сезонную поступь природы полностью предсказуемой. Что очень важно для настроения жителей островной страны, часто испытывающих на себе природные катаклизмы, тайфуны и землетрясения.

Последовательность проявлений тех или иных примет сезона в японской традиции фиксирована. Осенью зацветают хризантемы, летом кукует кукушка и вырастает молодой бамбук, а весной распускается сакура и т.д. Сики-э – картины посвященные временам года, где сики – четыре времени года, а э - картина. Сики-но-хана – цветы четырех сезонов, сики-бана –сезонные цветы.

 

 

Ни последнюю роль в этом цветочном феномене сыграл и поэт Фудзивара Тэйка в 1214 году написавший «Стихи о цветах и птицах двенадцати месяцев», в которых каждому месяцу соответствовала своя пара — растение и птица. Позднее именно из этих стихов и сложился так называемый цветоч­ный календарь с символическим подтекстом. Он выглядел примерно так: январь — сосна; фев­раль — цветущая слива; март — персик и груша; апрель — сакура; май — азалия, пион, глициния; июнь — ирис; июль — ипомея; август — лотос; сентябрь — «семь трав осени»; октябрь — хри­зантема; ноябрь — клён; декабрь — камелия.

Автор Александра Васильева

 

(отрывок из книги "Самоучитель живописи суми-э")

© 2019 Александра Васильева